L'associazione Utopia Rossa lavora e lotta per l'unità dei movimenti rivoluzionari di tutto il mondo in una nuova internazionale: la Quinta. Al suo interno convivono felicemente - con un progetto internazionalista e princìpi di etica politica - persone di provenienza marxista e libertaria, anarcocomunista, situazionista, femminista, trotskista, guevarista, leninista, credente e atea, oltre a liberi pensatori. Non succedeva dai tempi della Prima internazionale.

giovedì 22 settembre 2016

ЙОЗЕФ ТИСО: ПРЕЗИДЕНТ, СВЯЩЕННИК И НАЦИСТСКИЙ КОЛЛАБОРАЦИОНИСТ, Петер Горенфлос

КАТОЛИЧЕСКАЯ МАРИОНЕТКА ГИТЛЕРА В СЛОВАКИИ, ШЕСТИНЕДЕЛЬНАЯ ПРИОСТАНОВКА ДЕПОРТАЦИИ ИЛИ НЕГОДНОЕ АЛИБИ ПАЧЕЛЛИ

IN CINQUE LINGUE (Inglese, Italiano, Tedesco, Ceco, Russo)
НА ПЯТИ ЯЗЫКАХ (Английский, Итальянский, Немецкий, Чешский, Русский)

Введение

В своей работе о Холокосте в Словакии израильский историк Йешаяху Андрей Елинек описывает, как еще до возникновения словацкого национализма в XIX веке, даже еще со времен Средневековья территория, впоследствии ставшей Словакией, подвергалась разорению. Правда, здесь обходилось без обычных для таких явлений погромов не только еврейского населения, но и дворянства, духовенства, постепенно формировавшейся буржуазии. Тогда в словацком языке даже не существовало слова «погром». Эти разбойничьи набеги, называвшиеся «rabovačka», имели скорее анархический характер, они определялись социальным отчаянием, желанием установить справедливые материальные отношения и в меньшей степени религиозной ненавистью. С XIX века общественная элита Словакии была прежде всего лютеранской, лишь в концу столетия сформировалась католическая Словацкая народная партия по образцу венгерской, с 20-х годов ХХ века ее называли партией Глинки по имени ее председателя, папского камергера. Ее политика имела прежде всего античешскую направленность, однако в некоторых аспектах, прежде всего после прихода Гитлера к власти она все больше приобретала антисемитские черты. Выдвинутый новым правительством федеративной словацкой республики после 1938 г. лозунг «Обогащайтесь!» был воспринят населением, которое беспощадно обрушилось прежде всего на собственность беззащитного еврейского населения.

Предыстория

2 марта 1939 г. Эудженио Пачелли был избран Папой Пием XII и спустя десять дней состоялась его интронизация. Он был более дружелюбен к нацистам, чем его предшественник Пий XI, регулярно впадавший в ярость, но не из-за террора или военной истерии, разжигавшихся Гитлером, а вследствие нарушений Конкордата, нарушения интересов католиков. Ведь Гитлер был меньшим злом, которое должно было предотвратить большее зло – захват власти КПГ по советскому образцу. В остальном национал-социализм – при всей общности, которую постоянно подчеркивали обе стороны – был прежде всего идеологическим конкурентом: культ Сердца Иисусова против культа крови и земли. Газета Гиммлера «Дас шварце кор» (черный корпус) перестала нападать на Католическую Церковь после избрания Пачелли.
15 марта 1939 г., сорвав Мюнхенское соглашение, германский вермахт оккупировал «остальную Чехию» и создал имперский протекторат Богемии и Моравии. Даже упорные попытки не смогли побудить нового Папу присоединиться к протестам демократических государств против таких действий. Пий XII решительно отвергал подобные намерения и даже заявил, насколько он ценит Германию и что он намерен сделать многое для Германии. Несколько недель спустя, по случаю 50-летия Гитлера он послал ему написанное собственноручно послание, очень хорошо воспринятое в Берлине. А 25 апреля, через шесть недель после аннексии во время аудиенции он сказал:
«Мы всегда любили Германию, а теперь мы еще больше любим ее. Мы радуемся величию, подъему и благосостоянию Германии и было бы неверно утверждать, что мы не хотим процветающей, великой и сильной Германии».
Ватикан еще до Гитлера работал над разрушением «гуситской республики», где в период 1918-1930 гг. более миллиона католиков вышли из Церкви, поддерживая сепаратистское движение словацких католиков, в том числе и словацкой народной партии. Через год после смерти Глинки ее председателем стал священник и бывший профессор богословия Йозеф Тисо. Еще в марте 1939 г. он сделал Словакию в союзе с Гитлером и Ватиканом «самостоятельным» вассальным государством рейха. Сначала – премьер-министр, а в октябре он стал президентом республики. Одним из первых новое государство признал Святой Престол.
Внутри словацкой народной партии существовала конкуренция между клерикальным крылом под руководством Тисо и радикальным крылом под руководством Войтеха Туки и Александра Маха. В ходе встречи с нацистским руководством в Зальцбурге – Зальцбургская конференция – в конце июля 1940 г. он, клерикал, одержал победу над радикалами, однако по указанию Гитлера был вынужден назначить Маха министром внутренних дел, а Туку – премьер-министром. Тука был фанатичным поклонником Гитлера, однако у него не было достаточно поддержки в партии и среди населения, чтобы стать номером 1. Бывший второй человек в партии Глинки – Фердинанд Дурчански – впал у немцев в немилость. Он настаивал на большей самостоятельности страны и был не согласен с аннексией Словакией Яворины и Арвы, которую обеспечил себе Тисо участием в походе против Польши.
По-дилетантски спланированную попытку переворота Туки в следующем году предотвратил Берлин. После этой внутренней борьбы за власть Тисо и в Словакии ввел принцип «фюрерства» и впоследствии стал называть себя словацким «фюрером» (vodca). Германского посла Вольфганга фон Киллингера, поддерживавшего попытку переворота, сменил Ханнс Людин. Людин, член нацистской партии еще до 1933 г., как и Гитлер, считал, что формальная самостоятельность Словакии под руководством Тисо настолько важна для нацистской Германии, что и без его согласия можно проводить «переселение». Теперь Тисо был уже неоспорим. Он был главнокомандующим армии, мог назначать и смещать министров, отменять законы, а парламент, где четверть депутатов были представителями духовенства, мог помешать ему лишь большинством в 80%. Кроме того, он был председателем единственной разрешенной партии.
Разумеется, католическая Словакия – а ее создание стало два года спустя прецедентом для Хорватии – участвовала и в нападении на Советский Союз и направила на восточный фронт две дивизии. Вскоре после этого в Словакии был издан кодекс о евреях, содержавший 270 статей, ставивший цель импортировать нюрнбергские расовые законы. Теперь «социальный карантин» еврейского населения осуществлялся форсированными темпами. Евреи были лишены гражданских прав, потеряли собственность, лишились профессий, были обязаны носить звезду Давида и вывозились в словацкие лагеря. После Польши это было началом депортации.

Словацкий Холокост

А осенью 1941 г. Тисо, Мах и Тука встретились с Гитлером в его штаб-квартире на Украине. Там обсуждался прежде всего еврейский вопрос. Нацисты знали, что правительство и значительная часть населения, в том числе и католические иерархи хотят избавиться от евреев и предложили «переселить» их в Польшу, предложение, с восторгом принятое словацкой делегацией. Нацистам не пришлось оказывать давления на Словакию, чтобы получить ее согласие. Напротив, конкурирующие лагеря – клерикалы и радикалы – использовали еврейский вопрос, чтобы завоевать доверие нацистов, получить преимущественное положение в руководстве государства. Конкретные детали так называемого «переселения» позже были выработаны в ходе переговоров между офицером СС и нацистским советником по вопросам «окончательного решения» в Словакии Дитером Висличны и 14-м отделом словацкого Министерства внутренних дел. Премьер-министр Тука регулярно встречался там с гостями из Германии для обсуждения дальнейших действий против еврейского населения.
3 марта 1942 г. он объявил совету министров о депортации евреев. Государственный совет - ведущий епископ Словакии Ян Войташак был его членом - чуть позже утвердил такие действия. Депортация должна была начаться в конце марта. Многие источники говорят о предусмотренной «квоте» в 60 тыс. человек. Депортация была временно прекращена в октябре, после того, как были вывезены 58 500 евреев и вновь началась спустя два года после оккупации Германией. Было решение о том, что за каждого вывезенного еврея Словакия платила нацистской Германии по 500 рейхсмарок. Их лишали словацкого гражданства с целью помешать впоследствии проследить их судьбы.
Конечно, еще в 1941 г. Тисо знал от словацких солдат, воевавших на восточном фронте, какая судьба ожидала еврейское население, попадавшее в руки немцев. В августе 1941 г. в украинском Житомире был погром, осуществленный СС и подразделениями вермахта, во время которого было расстреляно 400 евреев. Два месяца спустя город стал словацкой штаб-квартирой, которую посещал и Тисо. Уже 14 марта, за две недели до начала депортаций, папский нунций Джузеппе Бурцио передал правительству Словакии ноту протеста Ватикана, где говорилось, что евреев вывозят не в трудовые лагеря, а уничтожают. В июне того же года он получил от одной еврейской подпольной организации сообщения свидетелей о лагерях уничтожения, где содержалась наивная надежда, что это «смягчит его жестокое сердце».

Приостановка депортации на шесть недель

Работа Елинека рассматривает прежде всего приостановку депортации в период с начала августа до середины сентября 1942 г. Автор рассказывает о рабочей группе евреев-активистов в подполье, действовавшей для спасения своих единоверцев. В частности, она вела переговоры с Дитером Висличны. Речь шла о взятке, которую предлагали заплатить за каждый неотправленный транспорт. Помимо немца Висличны участниками переговоров с рабочей группой были словаки, потому что именно они организовывали депортацию, а не немцы. Министр транспорта Сано принадлежал к «умеренной» фракции Тисо и выделял поезда, которых не было в достаточном количестве у Эйхмана. Имеются документальные подтверждения множества бесед ведущих членов рабочей группы, таких как раввин Армин Фридер, лично с Тисо, есть даже свидетельства очевидцев о том, что сам Тисо принимал решения об отправлении каждого отдельного поезда с депортируемыми. Возможно, что были попытки в таких случаях подкупить его большими суммами денег.
Значительно более показательны контакты рабочей группы с чехословацким правительством в изгнании, находившемся в Лондоне, чему имеется множество документальных подтверждений. Она получила документы, которые ранее были украдены у немецких властей в Братиславе (Пресбург), в том числе и сообщения евреев, которым удалось бежать из лагерей уничтожения в Польше. Эти документы раскрывали истинный характер «переселения». Чехословацкое правительство в изгнании 6 июля 1942 г. передало католическому епископу Лондона Эдварду Майерсу меморандум о чудовищной судьбе депортированных словацких евреев, где содержалась просьба передать его британскому кардиналу Артуру Хинсли, участвовавшему в марте 1939 г. в выборах Папы. Аналогичный меморандум от 1944 г. – обсуждалось возобновление депортаций после почти двухлетнего перерыва – подтверждает, что тогда обращение к Ватикану принесло свои плоды: преследование еврейского населения было ограничено и депортации на время прекратились. Об этом можно прочитать в источнике от 1944 г. в архиве чешского министерства иностранных дел. Письмо министра иностранных дел лондонского правительства в изгнании Яна Масарика, адресованное чехословацкому генеральному консулу в Иерусалиме от 8 июля 1942 г., подтверждает вмешательство Ватикана, как и письмо министра правительства в изгнании Хуберта Рипка в адрес епископа Майерса от 4 февраля 1944 г., где отмечается, что его тогдашние усилия при святом Престоле в данном вопросе оказались чрезвычайно полезными.
Елинек показывает, что эти документы свидетельствуют о действиях правительства в изгнании и показывают, что Ватикан под давлением правительства в изгнании летом 1942 г. вмешался и в результате с начала августа до середины сентября депортации были приостановлены на шесть недель. Вероятно, это вмешательство было главной причиной приостановки. Нет ни одного однозначного, документально подтвержденного доказательства того, что переговоры с офицером СС Дитером Висличны или подкуп привели к такой приостановке депортации, хотя, конечно, и это могло сыграть свою роль. В противоположность этому документов, касающихся Ватикана, достаточно, они надежны и убедительны. Итак, Католическая Церковь могла с успехом вмешиваться, если только она этого хотела. Она доказала это уже за год до описываемых событий. Так, епископ Гален в июле 1941 г., подал жалобу на «Акцию милосердная смерть», жертвой которой стали 70 тыс. душевнобольных. Этим ему удалось добиться приостановки нацистской программы эвтаназии. Правда, тот же самый епископ во время «хрустальной ночи» поддержал присягу Гитлеру и до конца подстрекал к войне.

Ответственность Ватикана

С Муссолини Святой Престол выпустил из бутылки злого духа фашизма. Без курии он бы никогда не пережил кризиса, вызванного убийством депутата-социалиста Маттеотти в 1924 г. Ведь Пий XI помешал созданию союза социалистов с Итальянской народной партией, убрав всех священников из католической народной партии, и обеспечил Муссолини поддержку католическими газетами, в его борьбе против большинства в парламенте и среди населения, требовавшего его отставки с поста премьер-министра и ареста. Газеты «Оссерваторе Романо» и «Сивита Каттолика» и другие обвиняли в убийстве Маттеотти масонов. В ответ и в благодарность за такой шаг Муссолини пять лет спустя ответил на «Римский вопрос» в пользу Католической Церкви. Государственность и суверенитет государства Ватикан были восстановлены заключением Латеранских договоров. Была предоставлена государственная компенсация в размере почти 2 миллиардов лир. Так возникла основа будущего банка Ватикана, что было сделано с величайшим почтением. Все законодательство Италии должно было быть согласовано с каноническим правом.
По итальянской модели Пий XI действовал и при захвате власти Гитлером. Председатель католической партии центра прелат Каас уже при нунции Пачелли ориентировал свою партию вправо, все решения принимались по согласованию с ним; через партию центра Папа влиял на политику Веймарской республики. Именно папский камердинер Франц фон Папен, сначала член партии центра, а затем – член НСДАП, порекомендовал рейхспрезиденту Гинденбургу в ноябре 1932 г. принять Гитлера и вопреки значительному сопротивлению назначить его в конце января 1933 г. канцлером. Прелат Каас настоятельно подталкивал партию центра дать свое согласие на закон о чрезвычайных полномочиях, принятый 23 марта, и три месяца спустя – к самороспуску. Уже в апреле он отбыл в Рим, стал секретарем коллегии кардиналов и каноником собора Св.Петра.
Вице-канцлер фон Папен, прелат Каас и Пачелли, ставший к тому времени кардиналом-статс-секретарем, т.е. министром иностранных дел Святого Престола, общими усилиями обеспечили заключение рейхсконкордата 20 июля 1933 г. Это была награда политическому католицизму в Германии за его согласие на диктатуру. Это был одновременно политический триумф Гитлера, чьи позиции еще до августа 1934 г. были ненадежны и укрепились благодаря массовой лояльности Церкви. Конференция епископов в Фульде уже в конце марта отбросила все предубеждения по отношению к новому правительство и направила католиков Германии в объятия коричневой банды преступников.
Позже именно Гитлер и Муссолини, помогли победе Франко в Испании и Павелича в Хорватии, каждый раз это происходило при поддержке Ватикана, который вместе с ними призывал к антибольшевистскому походу. В 1940 г. в опьянении победой, когда весь мир считал, что Гитлер выиграет войну, даже планировалось перенести конференцию епископов из Фульды в Берлин. В эту концепцию вписывался и поход Гитлера против «безбожного Советского Союза», который Пачелли, ставший к этому времени Папой Пием XII, восторженно поддержал в своем радиообращении в конце июня 1941 г. Некоторые представители американского епископата, такие как епископ Джон Даффи из Буффало, даже пригрозили призвать американских солдат к невыполнению приказов, если США вступят в союз с Советским Союзом – это было явное нарушение государственного суверенитета. На американский католицизм в качестве пятой колонны Пий XII делал ставку с 1942 г., когда поражение Германии в войне уже становилось ощутимым. Он стремился подтолкнуть правительство США к заключению сепаратного мира с Германией и призывал к совместному походу против Красной Армии. Это оставалось его основной внешнеполитической целью вплоть до конца войны.
Почему же Ватикан вмешался в депортации в Словакии?
Военная удача в течение 1942 г. отвернулась от держав оси. Еще после неудачи зимнего наступления Германии на востоке в 1941 г. казалось, что Красная Армия на какое-то время стала окончательным победителем. Не позже вступления США в войну положение Третьего рейха стало безнадежным. После Перл Харбора Гитлер в декабре 1941 г. объявил войну Америке. Сразу после этого Тисо и Словакия присоединились к этому объявлению войны. Соотношение сил медленно, но верно изменялось не в пользу держав оси и зимой 1942/43 гг. после поражения гитлеровской армии в Сталинграде исход войны в пользу союзников был предрешен.
Положение Словакии было уникальным потому, что в лице Тисо прелат стал президентом государства и тем самым стал отвечать за политику. Кардинал-статс-секретарь Доменико Тардини сформулировал проблему так: «Каждый понимает, что Святой Престол не может никого остановить. Но кто может понять, что он не в состоянии обуздать священника?» Хорватскому вождю-католику фашистов Павеличу грозили отлучением от Церкви уже за то, что он не хотел платить оклады двум епископам, назначенным Римом без его личного согласия.
Почему Святой Престол летом 1942 г. добился остановки депортации словацких евреев в Аушвиц?
Потому что на него оказывало давление чехословацкое правительство в изгнании. Потому что уже известные Ватикану зверства в лагерях уничтожения медленно, но верно просачивались в широкие круги общественности. В британской газете «Таймс» в начале августа 1942 г. появилась короткая заметка о миллионе евреев, уничтоженных нацистами в Восточной Европе. Потому что приближавшееся поражение держав оси в войне стало очевидным. Потому что попытка Ватикана заключением сепаратного мира создать общий фронт западных союзников вместе с Германией против Красной Армии было отвергнута США. Личный посланник президента США Рузвельта при Ватикане Майрон Тайлер в конце лета во время аудиенции явно дал понять Пачелли, что западные союзники будут воевать вместе с Советским Союзом вплоть до безоговорочной капитуляции Германии. Потому что своей позицией попустительства по отношению к Тисо он взял на себя вину за словацкий холокост.
Почему Пий XII не вмешался уже в марте 1942 г., когда начались депортации? В конце концов тем самым с немалой вероятностью он мог бы спасти жизни 54 тысячам евреев, уничтоженных до августа. Позиция Тисо по отношению к нацистской Германии была достаточно неизменна, так что и без его согласия можно было вести дело к окончательному решению. Угрозы отлучения от Церкви было бы, наверное, достаточно для предотвращения катастрофы.
Он не вмешался, потому что к этому времени еще надеялся, что Гитлеру удастся добиться поворота в войне, потому что он полагался на его представления, выдававшие желаемое за действительное. По мере того, как военная удача в 1942 г. начала отворачиваться от Гитлера, Пачелли все больше впадал в панику и пытался тем самым приостановкой депортации создать себе пусть и сомнительное алиби. Ведь такой шаг доказывает, на что он был бы способен, если бы только этого хотел.
Ватикан знает, почему он до сих пор не открывает свои архивы периода с 1939 г. Ради гитлеровской войны против безбожного большевизма он был не только готов смириться с «шоа» (холокостом) как сопутствующим ущербом. Иудаизм, большевизм, масонство и либерализм на протяжении многих десятилетий были для католической Церкви синонимами. Погромы еврейского населения еще со времен средневековья были католической традицией. Духовенство подстрекало толпу легендами о ритуальных убийствах, а после свершившихся фактов Папы снисходительно и с убеждением в своей правоте выступали за оставшихся, ожесточившихся евреев, от которых они ведь были зависимы по богословским причинам. Те были «убийцами Бога», они были нужны в качестве козлов отпущения, обращение их играло важную роль в мифологическом возвращении божественного владыки. Лишь поэтому они еще раньше не стали жертвой чисто католического окончательного решения, как, например, альбигойцы. Пий XII и Тисо определенным образом продолжили эту традицию. Проблема Пачелли состояла не в прямой связи священника со словацким холокостом, а исключительно с намечавшимся поражением Гитлера в войне и связанным с этим потенциальным моральным банкротством курии в глазах мировой общественности.

Эпилог

Депортации возобновились лишь осенью 1944 г. после оккупации Словакии вермахтом. В ходе подавления словацкого народного восстания нацисты пользовались поддержкой Тисо и определенных частей католической иерархии. В ходе послевоенных процессов объединенной Чехословакии Тисо и Тука были осуждены и повешены. Католический епископ-коллаборационист Ян Войташак был приговорен к 24 годам лишения свободы.
После поражения Советского Союза в холодной войне в 1990 г. Словакия вновь, как и Хорватия, стала самостоятельным государством. Идет процесс беатификации Яна Войташека. В широких слоях католического населения Словакии Тисо чтут как мученика, национальная партия Словакии и часть католического духовенства стремятся добиться его беатификации и канонизации.
Есть планы беатификации и Пия XII. Колесо истории поворачивается вспять. Католическую Церковь, действительно, нельзя упрекнуть в недостатке последовательности. Безусловно, своей линии она останется верна и в будущем.

Берлин, 3 января 2016 г.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА

Yeshayahu Andrej Jelinek: “The Jews of Slowakia were not for Sale: The Holy See and the Holocaust of Slovakian Jewry in Summer of 1942” (“Idvalujem balvan, pocta historickemu remeslu Jozefa Jablonickeho” available on request from the author)
Tatjana Tönsmeyer: „Das Dritte Reich und die Slowakei, 1939-1945”, Schöningh, 2003
Karlheinz Deschner: „Mit Gott und den Faschisten”, Ahriman-Verlag, 2013
James Mace Ward: „Priest, Politician, Collaborator”, Cornell University Press, 2013
David Kertzer: „Die Päpste gegen die Juden”, List-Verlag, 2004, „The Pope and Mussolini”, Random House, 2014
Harold Tittman: „Inside the Vatican of Pius XII”, Doubleday, 2004
Hyam Maccoby: „Der Heilige Henker”, Thorbecke-Verlag, 1999
Dokumentation: „Der Prozess gegen die drei slowakischen Bischöfe”, Prague Orbis, 1951
Foreign Office Archives

Nella diffusione e/o ripubblicazione di questo articolo si prega di citare la fonte: www.utopiarossa.blogspot.com

RED UTOPIA ROJA - Principles / Principios / Princìpi / Principes / Princípios

a) The end does not justify the means, but the means which we use must reflect the essence of the end.

b) Support for the struggle of all peoples against imperialism and/or for their self determination, independently of their political leaderships.

c) For the autonomy and total independence from the political projects of capitalism.

d) The unity of the workers of the world - intellectual and physical workers, without ideological discrimination of any kind (apart from the basics of anti-capitalism, anti-imperialism and of socialism).

e) Fight against political bureaucracies, for direct and councils democracy.

f) Save all life on the Planet, save humanity.

(January 2010)

* * *

a) El fin no justifica los medios, y en los medios que empleamos debe estar reflejada la esencia del fin.

b) Apoyo a las luchas de todos los pueblos contra el imperialismo y/o por su autodeterminación, independientemente de sus direcciones políticas.

c) Por la autonomía y la independencia total respecto a los proyectos políticos del capitalismo.

d) Unidad del mundo del trabajo intelectual y físico, sin discriminaciones ideológicas de ningún tipo, fuera de la identidad “anticapitalista, antiimperialista y por el socialismo”.

e) Lucha contra las burocracias políticas, por la democracia directa y consejista.

f) Salvar la vida sobre la Tierra, salvar a la humanidad

(Enero de 2010)

* * *

a) Il fine non giustifica i mezzi, ma nei mezzi che impieghiamo dev’essere riflessa l’essenza del fine.

b) Sostegno alle lotte di tutti i popoli contro l’imperialismo e/o per la loro autodeterminazione, indipendentemente dalle loro direzioni politiche.

c) Per l’autonomia e l’indipendenza totale dai progetti politici del capitalismo.

d) Unità del mondo del lavoro mentale e materiale, senza discriminazioni ideologiche di alcun tipo (a parte le «basi anticapitaliste, antimperialiste e per il socialismo.

e) Lotta contro le burocrazie politiche, per la democrazia diretta e consigliare.

f) Salvare la vita sulla Terra, salvare l’umanità.

(Gennaio 2010)

* * *

a) La fin ne justifie pas les moyens, et dans les moyens que nous utilisons doit apparaître l'essence de la fin projetée.

b) Appui aux luttes de tous les peuples menées contre l'impérialisme et/ou pour leur autodétermination, indépendamment de leurs directions politiques.

c) Pour l'autonomie et la totale indépendance par rapport aux projets politiques du capitalisme.

d) Unité du monde du travail intellectuel et manuel, sans discriminations idéologiques d'aucun type, en dehors de l'identité "anticapitaliste, anti-impérialiste et pour le socialisme".

e) Lutte contre les bureaucraties politiques, et pour la démocratie directe et conseilliste.

f) Sauver la vie sur Terre, sauver l'Humanité.

(Janvier 2010)

* * *

a) O fim não justifica os médios, e os médios utilizados devem reflectir a essência do fim.

b) Apoio às lutas de todos os povos contra o imperialismo e/ou pela auto-determinação, independentemente das direcções políticas deles.

c) Pela autonomia e a independência respeito total para com os projectos políticos do capitalismo.

d) Unidade do mundo do trabalho intelectual e físico, sem discriminações ideológicas de nenhum tipo, fora da identidade “anti-capitalista, anti-imperialista e pelo socialismo”.

e) Luta contra as burocracias políticas, pela democracia directa e dos conselhos.

f) Salvar a vida na Terra, salvar a humanidade.

(Janeiro de 2010)